Школьные прически в XIX — начале XX в.

Регламентация внешнего вида всегда являлась важной составляющей школьного дисциплинарного режима. Однако создается впечатление, что в дореволюционных учебных заведениях самое пристальное внимание уделялось в первую очередь состоянию форменной одежды. Только в конце 1830-х гг. появляются первые сведения непосредственно о дисциплине тела. Так, попечитель СПб учебного округа М.А. Дондуков-Корсаков в письме директору Первой гимназии от 29 ноября 1837 г. писал: «Для соблюдения большего приличия и порядка в наружном виде воспитанников гимназий я считаю нужным, чтобы при установленной форменной одежде отнюдь не дозволялось им носить на голове длинные волосы или употреблять особенные, от других отличные прически» (ЦГИА СПб. Ф. 114. Оп. 1. Д. 394. Л. 57).

Тема школьных причесок будет обсуждаться на следующем заседании нашего семинара, которое пройдет в Европейском университете в ближайшую субботу, 28 мая в 19.00.

Требование иметь короткие и приглаженные волосы появилось в 1839 г. в руководстве для родителей учеников Второй гимназии и в Правилах 1840 г. Первой гимназии (Постельс А.Ф. Руководство для родителей, желающих определить детей своих во 2-ю С.-Петербургскую гимназию, составленное директором А. Постельсом. - Санкт-Петербург, 1839 § 19; Соловьев Д.Н. Пятидесятилетие С.-Петербургской Первой гимназии 1830-1880. Санкт-Петербург, 1880 С. 221). В николаевское царствование учебное начальство стало вести настоящую войну с обладателями юношеских усов. За «украшение» подобного рода гимназисты подвергались наказанию недельным сидением в карцере на хлебе и воде. Так что любые попытки молодых людей подчеркнуть таким образом свою «взрослость» или «индивидуальность» пресекались на корню.

Категорический запрет на «ношение длинных волос, усов и бороды» появился затем в Правилах о взысканиях для учеников гимназий и прогимназий 1874 г. (Сборник действующих правил и распоряжений Министерства народного просвещения о взысканиях с учеников гимназий и реальных училищ. Одесса, 1913.§ 39). Тем не менее министр просвещения жаловался на то, что "бороды и даже усы постоянно встречаются на гимназистах старшего возраста". Видимо, начальство учебных заведений стало проявлять к этому дисциплинарному нарушению известную снисходительность, рассуждая в том числе о том, молодым людям, "у которых только что показался первый пух на губах и подбородке (заметный у брюнетов даже с 15-16-летнего возраста)" бритье еще не полагается "по гигиеническим соображениям" (ЦГИА СПб. Ф. 139. Д. 6934. Л. 105об). Во всяком случае, на школьных фотографиях конца XIX - начала XX в. практически всегда можно обнаружить усатых старшеклассников.

Что касается девиц, то в Правилах внутреннего распорядка Мариинского училища 1858 г.говорилось лишь о том, что внешний вид учениц предполагал отсутствие всего того, что "несовместно с детским возрастом и требованиями приличия", а также "роскоши" (Начальное и среднее образование в Санкт-Петербурге. Сб. документов. СПб., 2000. № 82. п. 16). Визуальные источники говорят нам о том, что школьницы всегда имели длинные волосы, заплетенные в одну или две косы или уложенные на затылке.

В начале XX в. в Правилах для учениц женских гимназий Министерства народного просвещения появилось требование не носить "модных причесок". Короткие женские стрижки воспринимались крайне негативно как проявление «нигилизма» и в школе были немыслимы. Возможно, что девочка в первом ряду на приведенной фотографии как раз коротко подстрижена (например, после болезни) и потому у нее на голову надет этот кокетливый чепчик.